Помним, скорбим. Скорбим – но помним. Э. Рязанов


Что лично меня всегда поражало – так это некрофильство в этих ваших человеках. Кто бы не помер – обязательно набежит армия скорбящих хомячков, тысячи их, со своим дурацким «помним, скорбим!». И похеру, что и фильмов не смотрели и книжек не читали, а видели только в телевизоре, что вроде чем то знаменит. А что за человек – то и вовсе большинство не ухом и не рылом. А может человек то – как человек говно? Но похеру нам! Говорят «О мертвых либо хорошо – либо ничего!» – как всегда забывая, что у известных фраз и поговорок всегда (всегда) есть продолжение. О мертвых либо ничего – либо правду


«Жить бы мне

В такой стране

Чтобы ей гордиться

Только мне

В большом говне

Довелось родиться.

Не помог

России Бог,

Царь или республика,

Наш народ

Ворует, пьет,

Гадит из-за рублика.

Обмануть,

Предать, надуть,

Обокрасть — как славно-то?

Страшен путь

Во мрак и жуть,

Родина державная.

Сколько лет

Все нет и нет

Жизни человеческой.

Мчат года…

Всегда беда

Над тобой, Отечество»

© Эльдар Рязанов

Антисоветчик – всегда русофоб.
Это ведь вас, читатель, „мастер“ мазнул говном широкой кистью.
А вы продолжайте скорбеть.

Советский кинематограф, без дураков, отметился весьма достойными кино-шедеврами и гениальными режиссерами. Вот только, парадокс! Вся их „гениальность“ куда-то нахер подевалась вместе с советской властью и после её окончания эти сраные „гении“ нихера шыдеврального так и не сняли. Так может дело вовсе не в них? Может дело в гениальных советских продюсерах, из 5-го главка КГБ СССР, чьих имен мы никогда не узнаем. Которые постоянно стояли с палкой над „гением“ и лупили моментально по шаловливым ручкам „йаркой, креативной личности“ при малейшей попытке выйти за отведенные ему рамки ТЗ. Вот тогда появлялись шедевры. А с началом Перестройки (казалось бы – вот она! свобода творчества!) – все шедевры резко сдулись, как и „гениальные режиссеры“, которые обратно превратились в то говно, чем они по сути и меткому определению В.И Ленина и были – не совестью, а говном нации. В одном окопе с дурой Ахеджаковой.

Останови сегодня любого человека на улице и спроси его, какие фильмы Эльдара Рязанова он помнит и любит, и почти каждый ответит: те, что он снимал раньше, в советские годы. Сегодняшнее кино мэтра по большому счёту с тем кино имеет мало общего. Почему же так произошло?

Сошлюсь на мнение философа С. Кара-Мурзы:

«Э. Рязанов, снимавший в советское время гармоничные и остроумные фильмы, с тонкими ассоциациями и многослойной мыслью, вдруг, перейдя открыто в антисоветский лагерь, стал раз за разом выдавать тупую, натужную и бестактную муру. Как может произойти такой моментальный распад?..

На мой взгляд, дело в следующем. В ходе культурного строительства в СССР была создана целая индустрия, производящая «продукты культуры», и такая же индустриальная система подбора и подготовки кадров. Обширная категория людей обладает хорошими способностями для художественного творчества по жёсткому заказу, «в рамках системы». Эта система должна задавать им главные, «высокие» идеи и общий пафос (идеологическую базу), а также установить эффективный контроль (цензуру). В этих условиях Э. Рязанов снимает фильмы «Карнавальная ночь», «Гусарская баллада», «Берегись автомобиля», «Ирония судьбы», «Служебный роман» и др.

Как только эта система рушится, и эти люди остаются без заданных идей и без цензуры, а вынуждены вынимать высокие идеи (сверхзадачу) из своей собственной души, сами устанавливать для себя этические и эстетические рамки и нормы, то оказывается, что на выполнение таких задач их душа не способна. И при всём их мастерстве на уровне малых задач они не могут создать этически приемлемое и художественно целостное произведение – не могут быть художниками без художественного совета и без цензуры.

Почему же эти люди возненавидели советский строй, при котором они как раз и могли состояться как художники? Потому что их сожрал комплекс неполноценности. После первых своих успехов и премий они, по недостатку ума, приписывали всю заслугу себе лично, может быть, даже в душе посмеялись над цензурой, которую они обвели вокруг пальца, – не заметили, что шли на помочах этой цензуры. Но с возрастом все умнеют, и они стали в душе понимать, что сами по большому счёту бесплодны, а творчески продуктивны только в составе большой бригады.

Для доброго и весёлого человека в таком открытии, которое почти каждый из нас в какой-то момент делает, нет никакой трагедии.

А люди типа Э. Рязанова, наоборот, возненавидели ту почву, которая их питала. Эта ненависть лишь усугубилась оттого, что они остались в дураках (в творческом плане) – новый строй, одной ногой стоящий на воровстве, в принципе не может служить для художника источником большой идеи… Что-то позитивное, какой-то ницшеанский пафос «сверхчеловека» ещё можно найти на Западе, у идеологов «золотого миллиарда», но туда наших экс-советских мэтров не берут уже по возрасту. Загнанные клячи!

Вот они в злобе и грызут уже мёртвую руку, которая их кормила, – грызут и мажут слюной образ советской страны, «где они жили, как пила на суку»...».

К этим словам лично мне нечего добавить.

Источник

0 комментариев

Оставить комментарий