В поисках национальной идеи


Существует такая старая мудрость:
Когда есть желание — есть тысяча возможнстей.
Когда нет желания — есть тысяча причин.


В принципе, эта мудрость применима к самым разным сферам жизни и отраслям народного хозяйства. Применима она к политике, к экономике, к защите самого большого разделенного народа — практически ко всему. Но сегодня я хочу поговорить о применении этой мудрости к теме поиска национальной идеи…


Возник у меня на днях спор с одним из читателей. Даже не совсем спор, просто репликами обменялись. А суть реплик такова:

Читатель пишет: не нужна нам Украина, потому что там хохлы, а хохлы нам не нужны после того, что сделали.

Отвечаю: так и про Москву можно сказать. В Москве тоже полно всяких либералов, нетрадиционно ориентированных, да и просто отморозков. В процентном отношении в Москве отморозков не меньше, чем в Киеве. А в количественном раза в три больше. Едва ли не столько, сколько на всей Украине. В одной только Москве можно десять батальонов карателей при желании собрать. Мало ли по разным районам живет моральных уродов. И если бы им разрешили — они бы скакали не хуже, чем в Киеве. Тогда по вашей логике надо и Москву отделить.

Читатель отвечает: Москву мы очистим.

А теперь собственно о том, с чего я начал:

Чего нам не хватало все 15 лет чтобы очистить Москву от так называемых представителей пятой колонны, от разных отморозков, фашиствующих элементов — чего? Патронов не было? Патроны были. Только патронами эта задача не решается, потому что всех не перестреляешь. Патронами только гражданскую войну можно развязать и Украина тому живой пример.

Чтобы очистить Москву от непатриотично настроенных сил и от тех, кто разрушает нашу культуру, нужна методика. Методология нужна. И политическая воля чтобы этим заниматься. Нужна концепция. Идея. Система образования. Система патриотического воспитания. Нужно, чтобы молодежь росла на традиционных для России ценностях. Чтобы из школ и институтов выходили патриоты, а не «люди мира», которым «запад — это качество, а совок — это отстой». Чтобы из институтов выходили люди, которые могут сказать «да мы сами лучше сделаем». И чтобы не только могли сказать, но и сделать.

И этот список можно продолжать.
Нужна система. Методика и реализация.
А откуда возьмется эта система?
Откуда возьмется методика?
Откуда возникнет идея?
С неба свалится? Нет, не свалится.
Лев Толстой встанет и научит? Нет, не встанет.

Желание! Политическая воля — вот что нужно!

Правительство для того и существует чтобы народ не сам по себе где-то на кухнях национальную идею придумывал, за стаканом водки — придумал, а наутро уже и забыл, потому что голова трещит и скорее надо похмелиться, не до высоких идей.

Правительство существует как раз для того, чтобы образование и воспитание было системой. И чтобы методика и методология разрабатывались не на кухнях в досужих разговорах по душам, а на кафедрах, в институтах, в университетах.

Правительство должно строить ту систему, которая будет генерировать идеи, методики, работать как источник национальной культуры, образования и патриотического воспитания — в первую очередь молодежи.

Нужно искать тех, кто может генерировать все это. Нужно давать им кафедры, классы, возможность издаваться, возможность учить других. А где это все?

По Вестям уже года два крутят один и тот же рекламный ролик Газпрома про национальное достояние и Силу Сибири. Это что, лучшее применение эфирного времени на федеральном государственном канале? Нам что, нечего больше продвигать в массы, кроме мысли о том, что Газпром — национальное достояние?

Какое вообще мы хотим получить воспитание, какую молодежь, какой народ хотим увидеть, если два года государственный телеканал после каждого выпуска новостей крутит один и тот же ролик о том, что наше национальное достояние — это Газпром.

А потом мы удивляемся и обижаемся, когда кто-то называет Россию бензоколонкой, пренебрежительно отзывается о ней и смотрит на Запад. Причем делают это как на Украине, так и в упомянутой выше Москве.

Если государство объявляет национальным достоянием Газпром и вбивает эту мысль в народ год за годом после каждого выпуска новостей — собственно это и есть «государство бензоколонки». Потому что оно продвигает идею бензоколонки. И других идей у этого государства видимо нет.

А почему других идей нет?

Пушкин не придумал? Толстой не придумал? С неба не упали? На самом деле, и Пушкин, и Толстой, и многие другие русские писатели и философы оставили нам такое богатое наследие, что из него можно тысячи идей почерпнуть. А если пошукать по стране талантливые и патриотично настроенные кадры, они еще столько же напишут.

И если отдавать кафедры и классы не под курсы маркетинга, бухгалтеров и разные секты сетевого маркетинга, а тем, кто может учить молодежь чему-то доброму, продвигать национальную культуру и традиционные ценности — все будет. И национальная идея будет. И методики. И методологии.

А если будет национальная идея, причем не где-то на редких кухнях, не на забытых книжных полках, а в живом виде — в школах и ВУЗах, если будут методики — тогда можно очищать от происков пятой колонны и всяких национал-предателей не только Москву, но и Украину.

Чувствуете суть фокуса?
Если вы можете очистить от вредных идей Москву — вы можете очистить от вредных идей и Киев.
А если вы не можете очистить от вредных идей Киев — вы не сможете очистить и Москву.

И не надо ждать, что наша власть справится с врагом в Москве или даже в собственном окружении до тех пор, пока она не может справиться с врагом в Киеве.

Украина в данном случае работает как индикатор.

Если Кремль не контролирует Украину — он не будет достаточно хорошо контролировать и Москву. Потому что инструмент контроля Киева и Москвы один и тот же — национальная идея, образование и воспитание молодежи на основе традиционной культуры и ценностей.

Когда оно есть — контролируется и Москва и Киев.
Когда его нет — не контролируется ни то, ни другое. Просто Киев выходит из-под контроля быстрее. В силу ряда причин. И этим он важен. Потому что является индикатором. Сигналом. Тревожным сигналом.

Сегодня скачет Киев — завтра запрыгает Москва. И наоборот, если Москва патриотична, если идут-шагают по Москве не гей-парады (но не потому, что запрещены, а потому, что никому не интересны), а патриотические парады и демонстрации (но не потому, что их согнали приказом по ведомствам, а когда сами вышли) — тогда завтра и в Киеве будет то же самое.

А знаете, почему так? Потому что в Москве и в Киеве говорят практически на одном языке. Многие на Украине говорят либо конкретно на русском языке и читают русскую литературу, смотрят русские фильмы и русские телеканалы, либо говорят на украинском, но при этом русский тоже отлично понимают, даже когда делают вид, что не хотят понимать.

Просто Киев ближе к Европе. Поэтому он начинает скакать раньше и с более высокой амплитудой. Но не надо думать, что Киев настолько уникален и Москве ничего подобного не грозит.

Москва и Киев — две древних русских столицы.

И поляки сначала приходили в Киев, а потом уже Москву.
И американцы сегодня тем же маршрутом идут.
И никакой Путин не спасет, потому что во-первых он не вечен, а во-вторых…

Угадайте, почему у нас реклама Газпрома как национального достояния занимает государственные телеканалы. Угадайте, почему курсы бухгалтеров, маркетологов и прочей коммерции преобладают над патриотическим образованием и воспитанием, почему у нас реформа образования проводится по западном образцу, почему идет коммерционализация ВУЗов, а в их рейтинге доход считается главным показателем…

Почему нашим национальным достоянием объявлен Газпром, а национальной идеи не объявлено — задумывались?

Когда есть желание — есть тысяча возможностей.
Когда нет желания — есть тысяча причин.


Нет в Кремле желания продвигать национальные идеи. Нет желания заниматься воспитанием молодежи в духе традиционной культуры и национальных ценностей.

Есть желание торговать. Газом и нефтью. И другим сырьем.

Поэтому и курсы бухгалтеров. И курсы маркетологов.
Поэтому и Газпром объявлен как национальное достояние.

А национальная идея на самом деле есть и она продвигается, только идея это — торговля. Торговать со всеми. Все наши партнеры — вот национальная идея Кремля.

Поэтому не удивляйтесь, что Крым взяли, а Донбасс не взяли. Крым было легко взять и это показалось выгодным приобретением. Донбасс — не выгодно. Януковича спасли потому что думали, что выгодно будет. Но потом стало выгоднее признать Порошенко. Поддерживать Новороссию — не выгодно. Выгоднее откупиться гуманитарной помощью и военторгом, дешевле выйдет. Расширять Новороссию — не выгодно, выгоднее вернуть Украине.

И нет желания искать и продвигать какие-то другие идеи, потому что они могут вытеснить идею торговли и всеобщего партнерства. Могут вытеснить идею получения выгоды. Могут вытеснить Газпром как национальное достояние. Внезапно окажется, что у нас есть что-то национальнее и достойнее Газпрома, а владельцам Газпрома это зачем?

Нет желания в Кремле искать национальную идею и заниматься национально-ориентированным образованием и воспитанием. Есть желание готовить менеджеров, бухгалтеров и маркетологов. А скакать в центре Москвы — просто запрещают. Административно. Пока получается.

А еще, когда нет желания, есть тысяча причин. Поэтому можно сотней разных способов объяснить, почему Крым взяли, а Донабсс нет. Просили же их отложить референдум — просили. Можно объяснить, почему Новороссии не создано — Путину нужна вся Украина. А потом можно объяснить, почему Украина не нужна — там хохлы скачут. Можно объяснить и то, почему Украину упустили — своих проблем хватало, вставали с колен. И почему встали так странно — тоже можно объяснить — Украина внезапно помешала, санкции против нас ввели, госдеп виноват.

И еще одно хорошее объяснение — кругом враги. Пятая колонна. Национал-предатели.

Враги — удобный способ объяснить все неудачи. Причем не только прошлые, но и будущие, превентивно, на сто лет вперед. На врагов можно списать все. Киев уже целый год списывает все проблемы на российскую агрессию. А раньше списывал на агентов Путина и клятых москалей. А Кремль точно так же много лет списывает все на вражеское окружение и либералов.

А еще очень удобно списывать все на отсутствие национальной идеи. Вот нет национальной идеи и все тут. А без идеи никак нельзя очиститься от предателей. Остается только торговать и ждать, когда Толстой встанет и идею подаст.

Ну нет идеи, что поделать? Не возникла. Не взошла. Не встал Толстой почему-то, не подал. Отец умер — секрета не оставил…

Идея — это такая интересная штука, про которую никто не знает, откуда она берется. Поэтому можно просто сказать, что нет идеи и все тут. И не предъявишь ничего. Как говорится, на нет и суда нет.

А про то, что идеи были, есть и будут всегда, возникали, возникают и будут возникать, только надо открыть им дорогу, дать классы и кафедры, разглядеть, поддержать, дать эфир — про это разумеется не говорят.

Потому что если про это говорить — быстро обнаружится, что идеи нет не потому, что Толстой не встал и не выдвинул, а потому, что всем идеям перекрывают дорогу, блокируют и зачищают на подступах. Чтобы идеи не мешали торговать.

Все делается, чтобы национальная идея не вытеснила коммерческую.

Чтобы можно было дальше говорить, что все кругом наши партнеры, а национальное достояние — это Газпром, Газпром и еще раз Газпром.

Александр Русин
Источник

«Лучшее средство привить детям любовь к отечеству состоит в том, чтобы эта любовь была у отцов» (Шарль Луи Монтескьё, французский просветитель и философ XVIII в.)

0 комментариев

Оставить комментарий