ЕБН-Центр.


Нерон, подпаливший Рим, Герострат, пустивший пеплом храм Артемиды, султан, сжегший Александрийку — всё это были какие-то мураши по сравнению с глыбой ЕБН…


«90-е годы по-разному называют, но эти годы никого не оставили равнодушными. У всех у нас есть свои воспоминания об этом периоде», — Д.А.Медведев.

Накануне Ельцина славословили. А то как же – был повод. Повод аж на семь миллиардов. Раскисший в грязи Екатеринбург притих, хмуро и молчаливо наблюдая за происходящим в огромном, прожекторно-стеклянно-железном пантеоне.

Что характерно – радостных народных гуляний на грязных чавкающих улицах замечено не было. Хотя, казалось бы, екатеринбуржцев (всех) вчера осчастливили этак тысяч на пять рублей каждого.

А вообще, для чего увековечивают память того или иного человека? Чтобы помнили? Но ЕБН мы и так прекрасно помним.

Когда Ельцин умер, обалдевшая Россия изумлялась помпезному фарсу по центральному ТV, недоуменно переглядывалась между собой: «Как же так?!» Но потом, без промедления, началась вакханалия возвеличивания. В честь ЕБН хотели переименовать Екатеринбург — весь. Причем, понятно, не в Ельцинбург, и даже не в Ельцинович, а просто и без затей – в Ельцин. Идея, безусловно, была мощнейшая, но что-то там у них наверху не заладилось.

После того, как не срослось переименовать Екатеринбург, решили переименовать хоть что-то. Опа! – сказали креативщики, а давайте деревню Бутка в честь нашего дорогого назовем. Она ж его родина! И приехали на родину. Но и тут вышла закавыка. На сельском сходе в Бутке на предложение переименовать деревню, ну или улицу назвать хотя бы, — народ ответил заезжим «просветителям» исключительно матерной бранью. Очевидцы говорят, что высказывания земляков были совсем не печатными. Даже грозились побить.

Но что-то надо было назвать. По всей стране были созданы региональные центры Президентской библиотеки. Имени, да-да, Ельцина. Именем человека, который, как нам в свое время сообщали, читал очень много бумаг. Помните? «Борис Николаевич работал такого-то дня с документами...» Смеялась вся страна. Ибо знала — с какими «бумагами» он работал.

Кроме библиотеки (хотя вряд ли ЕБН прочитал в жизни хоть с десяток книг) и улицы, на которой крайне мало домов (возмущаться почти некому), переименовали УПИ, где в свое время ЕБН числился. Именно числился, а не учился – так как стройфаковец Боря Ельцин по большей части, будучи охочим до, занимался всяким интересным с девчонками из волейбольной команды, которую тренировал, а не разными там скучными сопроматами.

Позже в Екатеринбурге отгрохали чудовищного мраморного истукана, который по прошествии некоторого времени благодарные горожане заботливо раздолбали и окрасили в правильный цвет.

Хотя до этого был проведен действительно независимый конкурс на макет памятника ЕБН. И в нем по результатам голосования с подавляющим преимуществом победил вариант с жутким, хаосным, наводящим ужас переплетением обломков, осколков, рваных конструкций всего и вся – макет разломанной, смешанной с грязью нашей с вами страны – самый точный макет того времени.

Во время правления ЕБН
— на 23,7% сократилась территория страны;
— на 10 млн человек уменьшилось население РФ;
— на 5 млн стало меньше детей;
— до 4 млн детей не ходили в школу,
— 5 млн человек стали вынуждены жить на улице,
— 14 млн оказались за чертой бедности;
— в 2,5 раза возросла смертность младенцев;
— в 48 раз увеличилась детская смертность от наркотиков;
— в 77 раз стало больше детей, заболевших сифилисом;
— в 2,4 раза возросло число русских, больных туберкулезом,
— в 10 раз — наркоманией, в 25 раз — сифилисом,
— в 3 раза снизился объем промышленной продукции;
— в 13 раз сократился бюджет страны;
— в 20 раз увеличилось количество бедных;
— в 14 раз стало больше организованных преступных групп.

Мы помним.

Так, я помню, как осенью 1987 года, аккурат перед ноябрьскими праздниками, мы, первокурсники физтеха УПИ возбужденно делились друг с другом обрывочными, и оттого расходящимися как горячие пирожки, новостями о том, что на пленуме ЦК КПСС бывший первый секретарь Свердловского обкома Борис Ельцин (выпускник «нашего» УПИ, вау!) что-то такое там выдал. Никто толком не знал – что именно, но когда молодой преподаватель истории КПСС с газетой «Правда» в руках вместо плановой лекции объяснял нам, желторотым первокурсникам, ЧТО, по его мнению, сказал такого этот «ядреный уральский мужик», читая между строк обличительных ответных речей как по маслу, то верилось безоговорочно — на пленуме ЦК храбрый Ельцин обличил Горбача и всех коммуняк, за что его сняли со всех постов и засунули в психушку, где пытались убить ножницами.

Потом были расквашенные покаяния Ельцина на московском пленуме партии, где он (сразу после того одномоментного «радения за народ» уйдя в запой) каялся перед соратниками по партии. Но народ у нас добрый, страдальцев любит. И народ, ясно дело, простил страдальца, «порадевшего за правду» и вынужденного от этого терпеть всяческие лишения, пусть даже и проявляя при этом некоторую слабость характера. Тут же, ясное дело, всю страну мгновенно наводнили слухи о необыкновенной справедливости и, можно сказать, «народности» Ельцина, который, оказывается «как простой народ» ездит в троллейбусах (точно тебе говорю, сам слышал!), заходит в магазины и даже бухает много, сильно и с удовольствием. Что после опостылевшего всем своей болтовней и «борьбой с пьянством» Горбача только добавляло ему очков в глазах большинства населения. Как добавляла ему любви народной и непрекращающаяся череда странных инцидентов вроде пьяного падения с моста в реку с мешком на голове, «клеветническая» перепечатка в «Правде» о скандально-пьяном выступлении перед студентами в США (что оказалось действительно правдой) и целый ряд прочих забавностей.

Впрочем, уже тогда у некоторых начинали появляться смутные сомнения на предмет странностей – вроде: а как это «проклятая гэбня» нашего радетеля за демократию недоутопила? И отчего это вдруг тот, кто бульдозерами снес дом, в котором был расстрелян Николай с домочадцами, против коммунизма восстал? И почему он, ежели восстал, из партии до последнего не выходил? И почему во время его правления супертехнологичная Свердловская область первой в стране оказалась посаженой на талоны? И что он, собственно, в США-то делал, зачем туда ездил, и как его туда выпустили?

К слову, именно после той странной поездки «опального» Ельцина в США и случилось его стремительное, прямо-таки чудесное вознесение на самую вершину власти.

Первое, что сделал Ельцин, захватив власть, — он с «коллегами» Кравчуком, Шушкевичем и новоявленными россиянскими единомышленниками уничтожил собственную страну. Страну, которая его выкормила, которая дала ему образование, дала власть, дала ВСЁ, что можно только дать человеку. И можно сколько угодно сегодня говорить, что СССР был тяжело болен… Но прирезать и столкнуть в могилу пусть и больного, но живого, молящего о пощаде — преступление. Это с этической точки зрения. Но и юридически это было преступлением. Государственная измена с точки зрения Уголовного Кодекса СССР.

И Россия, на шее которой угнездился Ельцин, задохнулась от шоковой терапии: чудовищный рост цен на ВСЕ товары и продукты, рубль превратился не в дерево, а в промокашку. Деньги обесценились. В стране бушевала гиперинфляция. Перестрелки на улицах городов стали нормой жизни. Возвращаясь из института электричкой, я носил с собой нож – надеясь, если не отбиться в случае чего, так хоть кого-нибудь из озверевшей гопоты за собой утащить. Большие города повсеместно оделись в почти тюремные решетки магазинов и уличных ларьков с паленой водкой.

Народу было не до протестов – разом перед населением огромной страны встал насущный, а вовсе не отвлеченно-философский вопрос элементарного выживания.
В прямом, самом утрированном смысле.

Еще через год грянула приватизация. Такого тотального разворовывания Россия, пожалуй, не знала за всю свою историю от начала времен (если я не прав – попробуйте возразить на примере). Всю чудовищность и беспардонность этого преступления не отражают даже предельно циничные рассказы таких, как Каха Бендукидзе, со смешочками, хихикая, сладко вспоминающего о том, как он «купил» гигант машиностроения «Уралмаш» за два мешка дурацких бумажек – ваучеров.

В это же самое время Ельцин бросил клич в регионы — «берите суверенитета столько, сколько сможете!» И начался стремительный распад теперь уже России — президенты стали плодиться как кролики. Дошло до того, что было объявлено о создании «Уральской республики» (суверенной, ясное дело!), для которой уже были напечатаны даже собственные деньги — «уральские франки». Полыхнула Чечня. Дудаев с прямого согласия Кремля забрал все вооружение российских военных баз, там начался реальный геноцид русского населения. Попутно, при «взаимовыгодном сотрудничестве» с тогдашними демоправителями, высасывая из России гигантские деньги фальшивыми авизо, Чечня стала ареной боевых действий.

В 1993 были кровавые разгоны демонстраций в Москве и «черный октябрь», явивший всему миру задымленное лицо россиянской демократии, расстрелявшей из танков всенародно избранный парламент по приказу Ельцина. А чуть позже был позорный выборный провал тогдашней «партии власти» во главе с гайдарочубайсами и березовскошахраями.

Потом был ввод войск в Чечню и кровавая бойня, был БАБ на посту председателя Совбеза РФ. Были сдача Югославии и дикие пьяные кутежи. Был фарс выборов 1996 года, когда дядя Зю безропотно отдал власть, вверенную ему народным волеизъявлением (позже даже Дмитрий Медведев, участвовавший в открытии Ельцин-центра, признавал, что победа Ельцина не была частной).

Была эпоха правления дочери Татьяны (вкупе с Березовским и «семибанкирщиной»).

Было еще много чего. Сейчас очень сложно понять, какими рациональными соображениями руководствовались, скажем, Козырев или Бакатин, сдавая американцам советскую агентуру или идя на чудовищные, невиданные в мировой истории сдачи и капитуляции. Даже если признать всех этих людей прямыми агентами Вашингтона, и то подобное поведение выглядит странноватым. Агент такого уровня, разумеется, сдаёт, что надо — но при этом понимает, что делу надо придавать законный вид и толк, красиво оформлять бумажки, не светить физиономией и соблюдать принятый в таких делах политес.

На самом деле весь кайф Ельцина и его кодлы «молодых реформаторов» состоял именно в том, чтобы всё спустить с шиком. Пустить по ветру одну из величайших стран мира, жизнь и труд миллионов людей — о, таких экспириенсов не знали и римские цезари!

Нерон, подпаливший Рим, Герострат, пустивший пеплом храм Артемиды, султан, сжигающий Александрийку — всё это были какие-то мураши по сравнению с глыбой ЕБН.

Был ли Ельцин русским по крови — это науке неизвестно. Но вот что науке известно точно – ЕБН, будучи «на троне», вполне сознательно корчил из себя «а-ля рююс мужикь».

Он валял ваньку и плясал петрушку, причём с разбором, с учётом аудитории. Перед иностранцами он демонстративно напивался и дирижировал оркестром, щёлкая деревянными ложками (классическая картинка из западной книжки про русских дурачков). Перед «дорогими россиянами» — рыкал, рвал рубаху на груди и картинно дурил. Перед либералами либеральничал. Бывшим партийным показывал обкомовский норов и повадки, и тоже весьма убедительно. И во все эти роли он обязательно подпускал алярюсса, для каждой аудитории — в привычном и ожидаемом для неё обличьи.

Что важно – именно таким, необходимым образом, тогдашними СМИ все и подавалось. Ибо при Ельцине цензура и пропаганда действовали куда жестче нынешних. Цензура была настолько плотная, что неугодному автору не было ну ни малейших шансов протолкнуться даже вместе с толпой. Ну а пропаганда преступного образа жизни (именно во времена ЕБН мальчики мечтали стать киллерами, а девочки — проститутками) в тех же СМИ и с теле- и киноэкранов перла таким грязевым валом, что мама не горюй.

Ровно то же самое можно сказать и о прочих ельцинских «свободах», в том числе экономических. Они были даны мизерной группе граждан, которых назначили богатыми. «Споро богатеть» разрешили только тем, кому выписали на это дело особливый ярлык.

Впрочем, ярлыки выписывались и на другие занятия. Например, на разбой. Искусственный характер «разгула преступности» (когда были специально разгуляны «группировки», а «правоохранительным органам» прямо запрещалось вмешиваться) сейчас уже вполне очевиден.

Сейчас, гуляя на уктусских горах осенними выходными, и оглядывая родной уральский пейзаж, мне нет- нет, да и закрадывается в голову мысль-воспоминание – кто знает, сколько безвестных «могилок», так и не отрытых и не открытых с тех самых 90-х ельцинских, хранят в себе пригородные перелески, речушки и карьеры? Тысячи, десятки тысяч?

Так получилось, что именно на 90-е пришлись годы моего студенчества и молодости. А также годы влюбленности, женитьбы и рождения моих сыновей. Самые светлые, по идее, для каждого человека, годы. Но только – по идее. Потому что, оглядываясь назад, в 90-е, я сразу реально представляю себя в атмосфере жуткого, серого, липкого страха за жизнь своих близких, в атмосфере ночных выстрелов под окнами, в сумраке беспросветности будущего и мерзости настоящего. Я помню, как переживал, как клял последними словами все то, что происходит в стране мой дед-фронтовик – и умер от инфаркта. Я помню, что из 25 поступивших вместе со мной в 1987 на свердловский физтех одногруппников (17 из которых были медалистами) сегодня лишь ОДИН — мой друг — работает по специальности – физиком. Остальные – кто где, как в географическом, так и в жизненном смыслах. Двоих убили.

Я помню зарешеченные улицы наших городов, где из-за каждой решетки торговали спиртом «Ройал», водкой типа «сучок» или «асфальт». Я помню, ЧТО тогда нам стоило с женой родить и растить двух сыновей. Я помню, что когда мой сын учился говорить, он вместо остановки «Уралмаш», упрямо говорил УМЕРмаш – и я понимал, что в данном случае устами младенца глаголет истина…

Так что не стоит беспокоиться о том, что мы, народ российский, все это забыли.

Мы вас помним, Борис Николаевич.

Андрей Кучин
Источник

0 комментариев

Оставить комментарий