Проект "Борис Акунин"


Многим известно, что литературное имя профессионального историка-япониста Григория Чхартишвили – Б. Акунин. Однако немногие знают, что в переводе с японского слово «акунин» означает «негодяй», в чем, кстати, признается, герой одного из романов писателя. Почему же он вдруг сам выбрал такое литературное имя? Трудно сказать, чужая душа, как говорится, потемки.

Жизненный его путь излагается весьма скупо. Говорят, что конкретных вопросов о самом себе Г. Чхартишвили очень не любит, в аннотациях к его книгам не указаны подробные биографические данные автора. Неизвестно даже, где в точности он живет. Одни говорят, что будто под Москвой, другие уверяют, что во Франции, где в местечке Сен-Мало Г. Чхартишвили якобы приобрел средневековый замок с парком в 1,5 гектара.

Есть злые языки, утверждающие, что на него работает группа «литературных негров». Однако, по словам языковедов, свои основные произведения Акунин пишет собственноручно, без помощи посторонних лиц. Оставим досужие домыслы, есть факты.

Такие, как странное «восхождение на литературный Олимп».

Первую книгу, как вспоминают, брали плохо. Одна газета даже сообщила читателям:
«В какую редакцию ни зайдешь, везде валяется (чаще всего в мусорной корзине) какой-то Акунин...».

До пятого романа творения Б. Акунина денег вообще не приносили. А потом вдруг начался бум. Статьи, восторженные рецензии, слава. Словно кто-то дал команду, и неизвестного прежде писателя стали раскручивать по полной.

Впрочем, почему «словно»? Может, такая команда и впрямь была дана? Когда стало понятно: все, что он пишет и говорит о России, может сослужить неплохую службу для целей, от литературы далеких.

Судите сами. Устами персонажа своего романа «Турецкий гамбит» Б. Акунин заявляет о России следующее:
«Ваша огромная держава сегодня представляет главную опасность для цивилизации. Своими просторами, своим многочисленным, невежественным населением, своей неповоротливой и агрессивной государственной машиной… Миссия русского народа — взятие Царьграда и объединение славян? Ради чего? Ради того, чтобы Романовы снова диктовали свою волю Европе? Кошмарная перспектива! Вам неприятно это слышать, мадемуазель Барбара, но Россия таит в себе страшную угрозу для цивилизации. В ней бродят дикие, разрушительные силы, которые рано или поздно вырвутся наружу, и тогда миру не поздоровится. Это нестабильная, нелепая страна, впитавшая все худшее от Запада и от Востока. Россию необходимо поставить на место, укоротить ей руки».

Собственно, именно это, практически слово в слово, и повторяют сегодня западные политики, решившие «судить Россию за Украину».

Один из пользователей интернета рассказывает, как он начал собирать в романах Б. Акунина русофобские цитаты, и оказалось, что ими, искусно замаскированными, все книги буквально пронизаны. Русские у него — почти всегда алкаши, придурки, или воры. Вот всего лишь несколько примеров:

«Статский советник»:
«Эх, народишко, только подобрать, где плохо лежит».

«Пиковый валет»:
«Волосы дивного блекло-русого цвета, как у подавляющего большинства славянского туземства. Черты мелкие, невыразительные, глазки серо-голубые, нос неясного рисунка, подбородок слабохарактерный. В общем, взору задержаться абсолютно не на чем. Не физиономия, а чистый холст, рисуй на нем что хочешь».

«Статский советник»:
«Все вышло, как положено: пожгли синагогу, пошарили по хатам, кому ребра намяли, кого за пейсы оттаскали, а к вечеру, когда в шинкарском погребе отыскались припрятанные бочки с вином, кое-кто из парней и до жидовских девок добрался. Возвращались еще засветло, унося тюки с добром и пьяных».

«Статский советник»:
«От досадного воспоминания Эрасту Петровичу сделалось совсем тошно.
— Да, мерзавцев и дураков в государстве много, — нехотя сказал он.
— Все или почти все. А все или почти все революционеры – люди благородные и героические, — отрезала Эсфирь и саркастически спросила. — Тебя это обстоятельство ни на какую мысль не наводит?
Статский советник грустно ответил:
— Вечная беда России. Все в ней перепутано. Добро защищают дураки и мерзавцы, злу служат мученики и герои».

«Коронация»:
«Ничего интересного, – ответил Фандорин, подавив зевок. – Самый обычный Сенька. Зарабатывает продажей газет на кусок хлеба да еще на водку своей пьющей мамке».

Вот такой интересный складывается у писателя портрет типичного русского…

Показательна в этом смысле книга «Турецкий гамбит». В ней Россия представлена агрессивной страной, с нелепой армией и придурковатыми генералами. Один из них выведен в романе под именем Соболев – практически прямые ассоциации со славным русским героем, генералом Михаилом Дмитриевичем Скобелевым. У Б. Акунина этот генерал выглядит попросту идиотом. Он настойчиво требует от Фандорина — при толпе иностранных корреспондентов — доложить заведомо секретные сведения. Фандорин бодро докладывает, что Осман-паша собирается занять Плевну. А Соболев тупо переспрашивает: «Что за Осман? Что за Плевна?». Как заметил один из едких критиков этого романа, это выглядит так, если бы Георгий Константинович Жуков переспросил: «Что за Манштейн? Что за Сталинград?».

Писателя нисколько не смущает, что не может же командующей русской армией не знать таких элементарных вещей. Фандорин у него терпеливо втолковывает генералу, как школьнику: «Осман – главный и лучший турецкий полководец, Плевна – важный стратегически пункт...».

По историку Б. Акунину, описываемая в романе война вообще никому не нужная и бессмысленная, он ни слова не говорит о том, что на самом деле русские мужественно вступились за болгар и сербов, которых турки безжалостно вырезали.

Откуда же у него такое презрение к России? Как свидетельствуют энциклопедии, Григорий Шалвович Чхартишвили родился в Грузии, получил достойное образование. Отец — офицер Советской армии, мать — учительница русского языка и литературы. В 1958 году семья переехала в Москву. Окончил в столице школу с углубленным изучением английского языка, а потом — историко-филологическое отделение Института стран Азии и Африки МГУ. Долгое время мирно занимался литературным переводом с японского и английского языков. Потом занялся писательством. И, как по мановению волшебной палочки, произведениями Акунина скоро были заполнены прилавки книжных магазинов по всей стране. По ним начали ставить фильмы.

А затем Г. Чхартишвили вдруг стал подвизаться на политической арене, прославился на ниве белоленточных протестов, активно их поддерживая. Более того, именно он был одним из активистов «Координационного совета оппозиции», который, впрочем, вскоре канул в Лету.

Сейчас с Г. Чхартишвили – новая метаморфоза, полки книжных магазинов завалены томами его «Истории Российского государства». Однако ведущие специалисты сразу же подвергли этот опус разгромной критике. Так, Игорь Данилевский, доктор исторических наук, заместитель директор Института всеобщей истории РАН заявил:
«Это уровень реферата студента первого курса на семь с плюсом по десятибалльной системе. Студента, который не очень хорошо разобрался, но рассуждает достаточно уверенно о тех или иных вещах. Он кое-что прочитал, это не полный бред, как это часто бывает. Но это весьма посредственное произведение, рассчитанное на людей, которые не имеют нормального гуманитарного образования… В «Истории российского государства» целый ряд положений не соответствует ни источникам, ни современному состоянию исторической науки. Есть там и явные ляпы. Например, там вводится совершенно новая, но при этом ни на чем не обоснованная терминология — например, «русославяне». Это какое-то чудовищное порождение! Появляются фиктивные прозвища для реально существовавших князей, например, Ростислав Отравленный, Давыд Жестокий. Нет таких прозвищ ни в источниках, ни в последующей историографии! К этому добавляется не всегда верное понимание Акуниным источников и той научной литературы, на которую он пытается опираться».

Подробно проанализировал эту книгу петербургский писатель Дмитрий Беляев — его прапрадед, генерал царской армии, после эмиграции в 1917 году оказался в Парагвае, возглавил ее армию и стал национальным героем этой страны — который нашел в ней массу исторических нелепостей, несуразностей и ошибок. Вот только одно из них: «Современная Россия — плод брачного союза между Западом и Востоком, заключенного отнюдь не по любви, это уже потом как-то стерпелось-слюбилось».
«Нет, господин псевдоним, современная Россия есть плод тысячелетнего созидательного труда великого народа, и никак иначе», — возмущается Д. Беляев. «Нет, это не «Древнюю Русь можно назвать неудавшимся государством», как вы полагаете, это вас можно назвать неудавшимся русским писателем», — выносит он свой вердикт.

Самыми мрачными красками рисует Г. Чхартишвили будущее России.

В интервью радиостанции «Эхо Москвы» по случаю выхода «Истории Российского государства» он заявил:
«Авторитарный режим — это такая штука, которая через некоторое время начинает деградировать, утрачивать не только связь с реальностью, но и адекватность и даже инстинкт самосохранения…».

«…И начинает совершать ошибку за ошибкой, — подхватывает корреспондент. — В «ИРГ» есть жуткий пример, к чему это может привести — судьба Андрея Боголюбского».

«Да. Которого, в конце концов, прикончила собственная свита. Но я думаю, что Путин политзаключенных вряд ли выпустит. И гражданского диалога не получится. Это значит, что он сам будет, видимо, собственным могильщиком. Он совершит еще какую-нибудь грубую ошибку, и снова люди (еще больше народа) выйдут на площадь. И в какой-то момент все это рухнет. И тогда будет очень плохо, даже если обойдется без крови. Потому что начнется хаос…».

Согласны с историками в оценке писаний Акунина и другие люди, в компетентности и таланте которых трудно усомниться. Режиссер и депутат Государственной Думы Станислав Говорухин:
«Успех Акунина меня не удивляет. Меня уже ничто не способно удивить. Сегодня публика кинотеатров, да и читающая публика, резко изменилась. Шестьдесят процентов кинозрителей — это тинейджеры. Двадцать пять — офисная дурь, тридцатилетние «яппи», чей уровень развития еще ниже, чем у подростков… Акунин — это не исторические романы, это псевдоистория. Мне, как члену Союза Советских читателей, как человеку, который читает много и легко ориентируется даже в нынешнем океане издаваемой литературы, это читать скучно».

А литературовед, академик Академии русской современной словесности Павел Басинский дает такую оценку:
«Я знаю Акунина-Чхартишвили. Он стопроцентный западник, стопроцентный глобалист и стопроцентный праволиберал. Все его романы — я уже писал об этом и настаиваю на этом сейчас — насквозь идеологичны. В гораздо большей степени, например, чем сентиментальная «Мать» Горького или наивный роман-предупреждение Кочетова «Чего же ты хочешь?».

Это тем более любопытно, что на сегодняшний день Акунин — единственный реально удавшийся «либеральный» проект».

Неслучайно, что в России у него, как это ни странно для такого «многотиражного автора», нет литературных премий. Точнее, есть, но это – «антинаграды». Так, в марте 2014 года, в день открытия XVII национальной выставки-ярмарки «Книги России» ему была вручена профессиональная антипремия «Абзац», которой отмечают худшие работы в книгоиздательском бизнесе нашей страны. Специальный приз «Почетная Безграмота» за «особо циничные преступления против российской словесности» присужден Б. Акунину за книгу «История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия».

Акунин – Чхартишвили талантлив? Конечно, не бездарен. Каким же образом такие авторы вдруг оказываются на пике внимания? На эту метаморфозу обратил внимание ядовитый Эдуард Лимонов:
«Акунин — как американский пенсионер. Писал всякое учтивое старомодное чтиво, «а-ля Эркюль Пуаро», дожил почти до шестидесяти лет, сколько однотипной дребедени наделал, книг под полсотни уже. Вел себя тихо, трости с набалдашниками, допустим, коллекционировал. И вдруг на закате дней своих стал злым врагом режима. Но зачем попу гармонь?»

Есть люди, которым это очень нужно. Словно какая-то незримая рука заботится о таких историках и писателях, направляет и толкает вверх, печатает многотысячными тиражами, пишет восторженные рецензии и пробивает на телевидение. Сегодня ценность и популярность того или иного писателя определяется рейтингами продаж его книг, а также тем, насколько часто его имя упоминается журналистами, как часто его показывают по телевидению. При этом нередко это частота появления и цитирования далеко не всегда определяется качеством книг.

Редко-редко встретишь в средствах массовой информации упоминание о таких писателях, как Фазиль Искандер, Валентин Распутин, Борис Васильев, Борис Стругацкий, или даже модных и действительно интересных писателей нового поколения. Нет, чаще всего звучат имена Людмилы Улицкой, Владимира Сорокина, Дины Рубиной, Дмитрия Быкова, Виктора Ерофеева…

Ничего удивительного. Их объединяет одно: резко негативное отношение ко всему, что происходит сегодня в России, смакование в своих книгах всякого рода пороков и извращений, вплоть до откровенной порнографии, издевательское отношение к идеям патриотизма и другим национальным ценностям России. Они-то и есть кумиры нынешней либеральной тусовки, потому их и «пиарят» всеми возможными способами. Непрерывно приглашают на телевидение для участия не только в литературных передачах, но и во всякого рода «шоу», пишут о них статьи в газетах, берут у них интервью, включают в списки претендентов на литературные премии, а потом эти премии именно им и вручают. Что вовсе нетрудно, поскольку жюри таких литературных конкурсов сплошь и рядом сформировано из людей таких же либеральных взглядов.

Зато «публике» внушается, что именно эта группа писателей и является сегодня лучшими талантами русской литературы, людьми, чье мнение об истории России, ее политике есть истина в последней инстанции. На эпитеты не скупятся: «великий писатель», «выдающийся прозаик», «непревзойденный мастер». Именно для таких писателей либералы «организуют» приглашения на международные писательские конгрессы, обеспечивают перевод их книг на иностранные языки, содействуют вручению им «забугорных» литературных премий.

Есть круг лиц, успех которых, как говорил Георгий Свиридов, определяется, теми, кого он назвал «мировой антрепризой».:
«Это давняя традиция дельцов от искусства — держать в своих руках организацию приглашений за рубеж, гастролей, рекламы, системы международных премий, гонораров, создания «звезд», подавления инакомыслия в творческой среде, — считал великий русский композитор. — Система эта создавалась в двадцатые—тридцатые годы, у нас мировая антреприза была представлена салоном Лили Брик с ее мужем Осипом, с окружением из художников, критиков, журналистов, импресарио… Этот салон был связан с салоном Эльзы Триоле и Луи Арагона в Париже, ведь Эльза Триоле — родная сестра Лили Брик, а девичья фамилия у обеих сестричек — Каган; через американского дельца Соломона Юрока наши представители мировой антрепризы устраивали гастроли угодных им людей в Америке… О, вы не знаете! Возможности этих салонов, образующих сеть мировой антрепризы, могущественны, и те, кто это сознают и подчиняются ее законам, обречены на успех!».

Эта «антреприза» есть и сегодня, именно она правит бал в России. «Антреприза», подкормив «демократизаторов» иностранными грантами, затем заставляет их отрабатывать полученные авансом гонорары: участвовать в политических акциях оппозиции, писать петиции, открытые письма с осуждением действий власти, шагать в колоннах манифестантов «болотных площадей», называть воссоединение Крыма с Россией «оккупацией»…

Вот она, простая задача создания либеральных антироссийских проектов.

Ну а Б. Акунин, охаивая Россию, дошел до кощунства.
«После того, как Акунин растоптал достоинство Российского государства, он принялся за религию, — возмущается писатель и режиссер Александр Гриценко. — Я прочитал много реплик по поводу романа «Пелагия и красный петух» на иностранных форумах. Люди удивляются, как это так, ни одна живая душа в России не заметила, что Акунин дошел до крайнего кощунства? Почему никто и не пытался призвать автора к ответу?».

«В интернете многие называют роман «Пелагия и красный петух» Евангелием от Бориса Акунина, — продолжает А. Гриценко. — Другие пишут, что это кощунство написано демоном. Согласен, что, похоже. Акунин медленно и цинично растоптал Россию. А потом, войдя во вкус, дал пощечину христианам».

На своем личном сайте в интернете писатель открыто признается, что жить ему сейчас в России «неуютно»:
«Сегодня многие люди моего круга и образа мыслей думают и говорят об эмиграции, — пишет он. — Они готовы бороться с правящим режимом за лучшую (в нашем представлении) жизнь, но не готовы бороться с восемьдесят-сколькими-там процентами соотечественников, которым этот режим, судя по всему, нравится. Общее настроение в моей среде такое: «Ну, и сидите с вашим Путиным. Когда поумнеете – звоните». Кто-то готовится к эмиграции географической, кто-то – к экзистенциальной, тем более что советский опыт «кухонной микросреды для своих» еще не забылся… С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней все. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело. Поэтому эмигрировать я, конечно, не намерен, но основную часть времени, пожалуй, начну проводить за пределами. Трезвому с пьяными в одном доме неуютно».

Тем, кто понимает истинный замысел «либерального проекта», с «гениями» в одном доме тоже находиться крайне неприятно. Но не радуйтесь, «таланты» не уедут: забугорной «антрепризе» они нужны в России. Чтобы создавать «шедевры» на тему русской истории и христианства.

Ну, а насчет тиражей и прочей «раскрутки» за них позаботятся.

Иван Андреев

Источник

0 комментариев

Оставить комментарий